Русский Интеллектуальный Центр
«Русский» - имя прилагательное
Поделиться

[«Голос Родины», №6 октябрь, 2009]

«Русский» - имя прилагательное

Выпускники ОРШ 2007 года стали студентами ведущих российских вузов.

Маленький кусочек плодородной земли в центре Европы на протяжении многих веков привлекал и завоевателей, и беженцев самых разных национальностей. И сегодня немного найдётся в Молдавии «чистокровных» представителей какой-либо нации, в том числе и титульной. Какие ассоциации у большинства россиян вызывает название нашей небольшой республики? Когда-то, наверное, Молдавия ассоциировалась с виноградом, южным солнцем, красивым, трудолюбивым и весёлым народом. Сейчас – в основном, с гастарбайтерами, разбежавшимися по всему миру из своей разрушенной коррумпированными политиками страны.

Однако в начале февраля и в конце августа вагоны московского и питерского поездов заполняет совсем иная публика: молодые, задорные, просветлённые лица – студенты. Постоянным историческим кровосмешением, по-видимому, объясняется то, что так много у нас красивой и талантливой молодёжи. Несмотря на активное вытеснение русского языка из всех сфер общественной жизни Молдовы, большинство этих молодых людей считает его родным или вторым родным. Воспитанные в смешанных семьях, выбравших для обучения своих детей русский язык, ровесники независимой Молдовы ощущают себя не … русскоязычными, а просто русскими. Так их и будем называть.

Чем более радикально перекраивается по западным лекалам молдавское образование, тем больше молодых людей стремятся получить фундаментальные знания в России. Многие, хорошо зная молдавский язык, а иногда и несколько иностранных, тем не менее тянутся всей душой к образованию, которое когда-то получили их родители. Можно называть его русским, российским или советским, но главное то, что, несмотря на все перемены, оно сохранило духовные традиции, которые отличают его от просто образования на русском языке.

Стремление сохранить для русской молодёжи связи с российским образованием привело в 1996 году к созданию при Кишинёвской общине россиян подготовительных курсов для поступающих в вузы России, а в 2003 году – Русского интеллектуального центра, который стал не только Центром дополнительного образования, но и Центром общения увлечённых учёбой ребят. Участвуя в очных, заочных и дистанционных образовательных программах, конкурсах, конференциях, турнирах, ребята не только приобретают знания и навыки, не предусмотренные национальным образовательным куррикулумом, но и получают духовно-нравственные ориентиры, присущие настоящей русской интеллигенции.

Ф.М. Достоевский писал: «Русским нельзя родиться, русским можно только стать, пройдя через Пушкина и русскую литературу».

В правоте известного всему миру русского мыслителя мы убеждались неоднократно, наблюдая за некоторыми этнически русскими молодыми людьми, обучающимися по прихоти родителей в элитарных молдавских или молдо-турецких учебных заведениях. Эти бедные дети с искорёженным национальным и историческим сознанием, воспитанные в духе агрессивного космополитизма, конечно, являются «российскими соотечественниками за рубежом» по своей национальной принадлежности. К счастью, российский «Закон о соотечественниках» 1999 года причисляет к этой категории также и всю многонациональную русскую диаспору. Надеемся, что и новый, обсуждаемый сейчас Закон не оставит вне сферы своего действия все семьи, воспитывающие детей на русском языке, Статья 17 действующего пока Закона, регламентирующая поддержку соотечественников в области образования, безусловно, требует определённой корректировки. Но самое главное положение, которое необходимо не только сохранить в этой статье, но и подкрепить дополнительными гарантиями, - это записанная в статье 6 возможность получения соотечественниками «наравне с гражданами Российской Федерации среднего и высшего профессионального образования».

Никакие «квоты», выделяемые для обучения соотечественников во всё большем объёме не заменят этих заветных слов: «наравне с гражданами Российской Федерации».

И дело даже не в том, что отсутствуют чёткие критерии и механизмы распределения этих квот, а общественные организации соотечественников, посольства и министерства, перетягивая друг у друга инициативу, постоянно меняют приоритеты и каждый раз объявляют очередной критерий отбора единственной гарантией того, что в российские вузы попадут «самые лучшие».

Необходимо понимать, что именно эти «самые лучшие», самые сильные ребята мечтают не просто о каком-нибудь российском вузе, а о вполне определённом факультете, которого никакие квоты не предугадают. И в борьбе за свою мечту они взваливают на себя непомерные нагрузки, невзирая на всё расширяющуюся и углубляющуюся пропасть между российским и «местным» образованием, проходят дополнительно не только «Пушкина и русскую литературу», но также русскую историю, обществознание, математику, физику и другие предметы по российской программе.

Не будем сейчас подробно обсуждать различия в образовательных концепциях и объяснять, чем отличается набор формул и наукообразных терминов от системы фундаментальных знаний.*

Снимем шляпу перед нашими детьми и признаем, что, получая наряду с национальным ещё и российское образование, они тем самым «становятся русскими» по Достоевскому в самом лучшем, в самом высоком смысле этого слова.

Русские украинцы и русские болгары, русские гагаузы и русские молдаване могут стать мощным интеллектуальным потенциалом и России, и Молдавии. И получит его та страна, которая не только искренне скажет молодым людям: «Вы нам нужны», - но и предоставит им равные конкурентные возможности со всеми остальными гражданами.

Буракова Е.М., заместитель председателя Конгресса русских общин Республики Молдова по вопросам образования и науки.

 

*Буракова Е.М. «К вопросу о сохранении традиций российского математического образования как неотъемлемой части русской национальной культуры», -- Международная научная конференция «Современное математическое образование и проблемы истории и методологии математики»,, Тамбов,11-15 сентября 2006, с. 159 – 164.