Русский Интеллектуальный Центр
Великолепная семерка
Поделиться

[«Русское слово», №7 (315), 25.02.2011]

Великолепная семерка

Семеро юных знатоков и любителей русского языка из Кишинева в начале марта отправятся в Москву –

на ответственное интеллектуальное состязание

 

Речь идет о XV Московской городской научно-практической конференция (с международным участием) для учащихся 6–11 классов, носящей название «Языкознание для всех». И уже в шестой раз на ней будут выступать ребята из Молдовы, причем наш «десант», как вы уже прочли, весьма представительный. Тьфу-тьфу, чтоб не сглазить, но от нас уже ездили на конференцию и в составе «септета», и даже командой из 11 человек – и без наград никто не оставался!           Но об этом – чуть позже. Сначала мы расскажем о том, что представляет собой московская конференция, как и благодаря чему мы пробились туда шесть лет назад, какими успехами можем похвастать и, наконец, как проходила ныне «предзащита» подготовленных работ и по каким критериям осуществлялся отбор претендентов.

 

Конференция «Языкознание для всех» зародилась в недрах московской гимназии № 1541 – сначала как внутришкольная. Но высокая планка была задана уже тогда: доклады учащихся оценивали такие киты лингвистики, как академики Н. М. Шанский и А. А. Леонтьев, доктора филологических наук А. Д. Шмелёв и Г. Е. Крейдлин... Со временем, когда рамки конференции раздвинулись – за счет участия ребят из других школ Москвы, а потом – и из других городов России, других стран СНГ и Балтии, – расширился и круг «судей». В жюри стали привлекать ученых мужей из Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН, из самых авторитетных московских вузов, в том числе из МГУ, РГГУ, МПГУ и, конечно же, из Государственного института русского языка им. А. С. Пушкина, ставшего не только одним из главных организаторов конференции, ни и предоставившего свою «площадку» для нее (но главной по-прежнему остается гимназии № 1541). Среди учредителей конференции – Департамент образования Москвы и Московский институт открытого образования; а с 2007 этот научно-практический форум школьников проводится под эгидой Российского общества преподавателей русского языка и литературы (РОПРЯЛ). Количество докладов, звучащих на конференции, давно уже перевалило за полторы сотни, а число секций приближается к полутора десяткам.

Каждый год тематика исследований меняется. Вот темы последних пяти лет: «Лингвистика на стыке наук», «Языковой вкус эпохи», «Язык и норма», «Язык в диалоге культур» и, наконец, последняя, нынешнего года, – «Образование в зеркале языка».

То есть – всё очень серьезно.

И это понимали в Русском интеллектуальном центре, когда ее директору,  заместителю председателя КРО РМ по вопросам науки и образования Елене Михайловне Бураковой позвонили из Москвы с предложением, чтобы и школьники из Молдовы попробовали свои силы на конференции...

О том, «как это было», рассказывает Оксана Владимировна Думитраш,  руководитель филологических проектов РИЦ:

– В первый раз, в 2006-м, я поехала с двумя девочками – Настей Дубовой и Машей Новак. Это был смелый шаг: мы ведь не знали толком ни направленности, ни тематики, ни уровня требований. Нас многие отговаривали: мол, что вам там делать? Но мы рискнули, и не в последнюю очередь потому, что этой идеей загорелись мои девочки... В общем, попали туда, как на Луну! То, что увидели в гимназии № 1541, потрясло воображение. Это сейчас в РИЦе есть и компьютерный кабинет, и выход в интернет, и многое другое. А тогда казалось невозможным, что в школе можно проводить мультимедийные презентации своих работ, и там не один проектор, а целых 13 – в каждом кабинете, где работала одна из секций! Причем не только нас, «провинциалов», это поразило – даже одна учительница из Санкт-Петербурга не могла глазам своим поверить: «Что же – они по всей Москве собирали проекторы?!» Да нет, было совершенно очевидно: проекторы установлены стационарно. Правда, и школа непростая: она финансируется ЮНЕСКО...

Мои «подопечные» делали работы по языку Лермонтова. (Я тогда занималась, в основном, художественными текстами – потом уже переключилась на лингвокультурологию и социолингвистику). Нам сказали: у вас очень интересные работы, но у нас – лингвистика, а не литература... А к тому времени на нашей кишиневской конференции «Способность. Труд. Талант» лингвистическая секция вообще отсутствовала (кстати, позже она была создана именно по инициативе РИЦа). Появлялись, конечно, единичные работы по языку, но это случалось крайне редко, да и ничего яркого в этой области не возникало...

Мы тогда не получили ничего, да и не ждали, честно говоря: это не олимпиада стран СНГ и Балтии, где все-таки принимается в расчет представительство разных стран и награды распределяются с учетом и этого фактора. Статус городской конференции никаких дополнительных обязательств на ее организаторов не накладывает: учитывается исключительно исследовательская ценность представленной работы, ее соответствие теме, актуальность... Побеждает действительно сильнейший! Но нас заметили – и уже этим мы были удовлетворены...

Кстати, с теми девочками я общаюсь до сих пор,  одна из них – ныне студентка Института русского языка им. А.С. Пушкина.

Ну а в дальнейшем мы себя сумели показать. И об этом не раз писала газета «Русское слово».

– Кто финансирует такие поездки?

– В прошлые годы мы сами оплачивали дорогу. В этом году – впервые – все расходы, связанные с участием в конференции, семерым молдавским «делегатам» оплачивает фонд «Русский мир».

– Участвуют только ребята, посещающие Русский интеллектуальный центр, то есть те, кого Вы готовите «собственноручно»?

– Нет, мы отнюдь не отстаиваем своё «исключительное право» – наоборот, очень рады, когда к нам подключаются школьные учителя. Это создает дополнительный стимул, здоровую конкуренцию. Первыми откликнулись на наше предложение сильнейшие педагоги республики –  Вера Павловна Панасенко (лицей им. Алеку Руссо) и Ольга Ивановна Брижатюк (лицей «Светоч»), позже подключилась и Елена Николаевна Завадская (лицей им. Василе Лупу). Их ученики выступают очень достойно, «добывая» для Молдовы призовые места. Будем только рады, если за ними последуют и другие!

– Школьники сами выбирают темы или Вы им подсказываете?

– Темы формируем вместе, учитывая интересы школьников и ориентируясь на направление, заданное организаторами конференции.

– Что, на Ваш взгляд, дает ребятам – кроме опыта выступлений на столь представительных форумах – участие в этой конференции?

– Проверка своих сил в условиях конкуренции с соперниками из России – это уже очень много. Кроме того, где еще одни могут увидеть цвет русской лингвистики, вживую пообщаться с теми, чьи имена им известны лишь по книгам и публикациям в прессе? Вспомнился один эпизод. Как-то по телевидению была передача, в которой говорили о нашумевшей в филологических кругах книге «Русский язык на грани нервного срыва» Максима Кронгауза – известного лингвиста, профессора, директора Института лингвистики РГГУ, автора монографий и учебников. Поделилась с ребятами: «Вот бы такую книгу иметь...». И одна девочка написала Максиму Анисимовичу письмо: я-де из Молдовы, мечтаю прочесть Вашу книгу... И, представьте, он ответил на ее письмо, а потом и книгу прислал! А на конференции возможно и устное общение с ведущими учеными...

Я вам скажу так: для меня теперь московская конференция – главное событие года.

 

* * *

Ждать недолго – это событие вот-вот произойдет. Но в его преддверии недавно состоялось еще одно – тоже достаточно важное: кишиневская конференция, посвященная теме этого года – «Образование в зеркале языка». Она прошла и как самостоятельное мероприятие РИЦ, и – одновременно – как отборочный тур для участия в одноименной московской. Местом ее проведения стала кишиневская городская библиотека им. М.В. Ломоносова, давно уже являющаяся центром русской культуры и духовности для многих жителей столицы, и не только.

Небольшой зал отдела искусства был полон: участники конференции, их научные руководители, несколько «болельщиков», директор РИЦа Е.М.Буракова, уже упомянутая нами О.В.Думитраш, директор библиотеки М.Ю.Щелчкова, члены жюри – В.Н.Костецкий, председатель Экспертно-методического совета по русскому языку при Представительстве Россотрудничества в РМ, председатель Молдавского общества преподавателей русского языка и литературы; Т.В.Зайковская, заведующая Отделом этнологии русских Института культурного наследия АН РМ; Л.А.Алдонина, опытнейший педагог-русист.

Подробно рассказывать обо всех прозвучавших доклада нет ни возможности, ни смысла, но вот назвать хотя бы несколько их тем будет нелишним – чтобы читатель мог оценить уровень, если можно так сказать, интеллектуальных запросов наших юных лингвистов, особенно принимая в учет их возраст: «Смысловая наполненность понятий знание/познание в языковой картине мира ученика-украинца русской школы Молдовы» (Юлия Животовская, 8-й кл., лицей им. М.Коцюбинского); «Родной язык и русский плюс (русская речь молдавских учащихся» (Ольга Крецу, 12-й кл., лицей им. Онисифора Гибу – заметьте: молдавский лицей!); «Субъективное семантическое пространство концептов образование/просвещение на страницах электронных русскоязычных СМИ в Молдове» (Влад Писарук, 10-й кл., лицей им. Н.Милеску-Спэтару); «Зачем учить русский язык? Поиск эффективных языковых моделей» (Татьяна Райлян, 11-й кл., лицей «Дачия»); «Особенности языка предметных учебников для лицейских классов в Республике Молдова» (Эльдар Хуссейн, 11-й кл., лицей им. В.Лупу)...

Признаюсь честно: в преддверии конференции меня тоска замучила: уж очень далеки мои школьные и студенческие годы, чтобы снова окунаться в мир, как мне казалось «наукоподобных» ученических экспериментов. Оказалась неправа! Не лукавлю ничуть: мне было очень интересно. Более того: я просто поразилась, насколько серьезно, ответственно и «по-взрослому» отнеслись к своим исследованиям ребята. И научный подход здесь явно присутствовал (конечно же, чувствовалась «направляющая рука» руководителей проектов). И доля самостоятельности учащихся, надо сказать, в них весьма велика! 

Ну как не оценить поистине титанический труд Оли Крецу, которая, с целью анализа билингвальной ситуации в республике (на примере своего лицея), проанкетировала более сотни учащихся и их родителей. И  данные ее опросов – вполне репрезентативных, учитывая процент респондентов по отношению к общей численности учащихся лицея, – на мой взгляд, представляют интерес отнюдь не только лингвистического толка, а в первую очередь – социального. Например, на вопрос: «Ваш родной язык?» – получены следующие ответы (по группам: 8-9-е и 10-12-е классы; процент по последней – в скобках): румынский – 83(92)%, молдавский – 17(5)%, русский – 0(3)%, при этом дома «на румынском и русском» говорят 39(35)%, «на молдавском и русском» – 7(3)%, т.е. русский язык в молдавских семьях используют 46(38)% учащихся. На вопрос: «Как часто в общении с окружающими  Вы обращаетесь к русскому языку?» – «часто» ответили 49(37)%, «иногда» – 39(50)%, «редко» – 12(13)%, «никогда» – 0(0)% (!). На вопрос: «Как Вы оцениваете свой уровень владения русским языком?» – получены такие ответы: «очень хорошо» – 7(8)%; «хорошо» – 54(31)%; «удовлетворительно» – 32(58)%; «плохо» – 7(3)%, «очень плохо» – 0(0)%.

При этом 83% учащихся считают необходимым изучение русского языка после окончания 9-го класса... 63% родителей считают, что ребенок должен хоть немного говорить по-русски, а 37% так не думают... Но это только маленькая часть исследования Ольги Крецу – есть в нем и анализ аудирования, и анализ перевода с русского на молдавских и наоборот, и тест на определение словарного запаса, и типичные ошибки в устной и письменной речи... Не знаю, как сумеет она уложиться в 10 минут, отпущенных для выступления на конференции, но я не думаю, что столь детальных и серьезных исследований может быть много. Молодец девочка!

Нелишне добавить, что русский язык она выучила самостоятельно, так как в семье по-русски не говорят, и продолжает совершенствовать свои знания на курсах русского языка в РЦНК (причем в этом году пошла на повторный курс). У Оли, конечно, серьезная мотивация: она мечтает поступить в российский вуз...

Работа Татьяны Райлян «Зачем учить русский язык? Поиск эффективных языковых моделей» столь же основательна, но ее содержание для неподготовленного слушателя, не погруженного, как Оксана Владимировна, в проблемы  «лингвокультурологии и социолингвистики», тяжеловато воспринимается на слух. Зато очень привлекательны задачи начинающего исследователя и оценка своего вклада в их решение: «Наша работа – это лишь малая «капля» в общем потоке проектов, связанных с поиском возможных путей «борьбы» за русский язык, за русскую культуру, за сохранение русского языкового поля в Молдавии». Очень удачно сделан видеоролик к докладу, что было отмечено всеми членами жюри. Т.В Зайковская, когда в разговоре с ней мы коснулись работы ее тезки – Тани Райлян, даже пошутила: «Она не только рассказала нам о языковой манипуляции, но и умело манипулировала нами посредством киноэффектов: наездом камеры, крупными планами и т.д., привлекая наше внимание именно к тому, что она хотела сакцентировать...». Может, это первые шаги будущего известного оператора или режиссера?..

Ну и «на закуску» хочу поделиться своими впечатлениями от выступления Эльдара Хуссейна, с которым до этого момента была знакома только заочно: он участник многих олимпиад по разным предметам, член Русского историко-патриотического клуба; мне приходилось общаться с ним по телефону... Помимо явных способностей в разных областях знаний, он обладает несколькими качествами, особенно привлекательными для меня как журналиста: обостренным чувством справедливости, полемическим запалом, ироничностью и даже сарказмом, что просвечивалось даже в в его «научно-публицистическим» докладе о своеобразии терминологии в школьных учебниках. Эпиграфом к нему он взял слова писателя и афориста Л.С.Сухорукова: «Сколько школьных учебников написано таким языком, что учиться по ним – самый раз академикам!..»

Безошибочный выбор!

Немножко позабавила смесь юношеского максимализма, некоторой наивности и самоуверенности в определении актуальности своей работы: «Материалы данного исследования помогут авторам  усовершенствовать язык современных предметных учебников» – но чем черт не шутит? Не помешало бы!

 

«Современные учебники, – пишет Эльдар, – насыщены многочисленными терминами. Не во всех есть разъяснения или хотя бы словарь понятий и терминов. Не будет понимания текста учебных пособий – не будет у нас интереса к изучению этих предметов. Наше неумелое владение предметной терминологией, заложенное в школьные годы, в будущем становится нашей проблемой. Нам хочется блеснуть своими знаниями и эрудицией, но при этом мы не желаем становиться объектом для насмешек из-за не совсем правильного употребления слов русского языка». (Привожу в сокращении – надеюсь, автор на меня не обидится.)

Докладчик приводит ряд убедительных примеров. Скажем, в учебнике географии для 10 класса не приводятся толкования употребляемых терминов «конвективные», «дегазация», «флексура», «конвергентный», «субдукция», «антропизация». Многие ли из нас, окончивших вузы и имеющие большой житейский и профессиональный опыт, могут без запинки выдать дефиниции (пардон – видимо, заразилась: определения) этих слов? А «ганглии», «аффирентный» и «эффирентный», «рефрактерный», «эффекторный синапс», «дорсальные» и «вентральные», «ингибирование», «висцеральный» – из учебника биологии? Или – там же – такая «загогулина»: «Химический медиатор инактивируется специальными ферментами»?

Есть претензии у «языкатого» ученика и к учебнику истории: «...Далее встречаем такие слова: «клэкаши», «клака». Если перевести с румынского языка, то слово «клэкаши» – это крестьяне, слово «клака» – барщина. Эти слова использовались лишь в старорумынском языке. Сейчас они не употребляются.

Слова «жудец», «цинут» можем заменить на слово «уезд», тем более что в учебнике мы встречаем его довольно часто. Слову «пыркэлаб» авторы также не дают объяснения. Но по прочтении параграфа мы понимаем, что его можно заменить на слово «чиновник». Странно употребление румынского слова «ворник», которое означает «царедворец», когда речь идёт о человеке, который служил при российском императорском престоле. Возможно, я плохо знаю историю России, но, как мне известно, при русском дворе не употребляли слова из румынского языка по отношению к своим подчинённым».

Калькирование с румынского, искажение понятий, неоправданное употребление архаизмов – вот только некоторые огрехи учебников, по которым прошелся Эльдар Хуссейн.

Не хочется говорить о недостатках представленных на конференцию работ, хотя они, конечно, есть, а некоторые заметны не только специалистам, но и просто внимательным читателям или слушателям. Суровый критик и «по совместительству» председатель жюри Виктор Костецкий перечислил их довольно подробно, дав целый ряд рекомендаций юным дарованиям. С академической скрупулезностью, но весьма доброжелательно проанализировала ученические опыты изысканий и Т.В.Зайковская. Все члены жюри пояснили при этом: такая критика – во благо, она позволит ребятам за оставшееся до поездки время подкорректировать свои труды.

Итак, вердикт вынесен: все без исключения доклады представляют научный интерес, у всех их авторов есть обнадеживающие перспективы. Но, учитывая такие аспекты, как соответствие или несоответствие теме конференции или даже собственной заявке, степень готовности работ и т.д., кому-то дали добро на участие в конференции, кому-то – пока нет.

В итоге в Москву поедут, кроме упомянутых нами учащихся, Максим Куклев – семиклассник из лицея им. Василе Лупу и Виталий Ткач – 12-классник из лицея «Светоч».

Пожелаем им всем вернуться с победой!

 

Ирина АГАПКИНА